Читать мой ласковый и нежный зверь

Читать мой ласковый и нежный зверь

«Приходишь домой, делаешь кофе, садишься, а вокруг тишина… и каждый из нас выбирает, что это: одиночество или свобода».

Из просторов интернета.

То, что вчера казалось свободой, сегодня стало одиночеством. Засыпать и просыпаться в пустой постели с каждым днем все невыносимее. Таня открыла глаза, ее взгляд устремился в потолок.

– Надоела свобода. Хочу любви. Мужчину хочу, доброго, заботливого, – прошептала она.

Пошел четвертый год, как она благополучно развелась, сбежав от мужа, которого кроме пива, телека и секса ничего не интересовало. Татьяна все тянула на себе. Работа, дом и ленивый муж, который все три года совместной жизни постоянно искал подходящую работу, не задержавшись на одном месте больше недели. Его или не ценили или недостойно оплачивали труд. Сперва девушка мирилась с подобным раскладом, доверяя любимому, позже поняла, что все это сказки для ее ушек от ленивого мужа. Семейная жизнь превратилась в сущий ад, она настолько возненавидела мужа, что любое его прикосновение вызывало тошноту.

Четвертый год, как она, выскочив из загса к ожидающим ее подругам, орала во весь голос:

«Я свободен, словно птица в небесах,

Я свободен, я забыл, что значит страх.

Я свободен с диким ветром наравне,

Я свободен наяву, а не во сне!»

Четвертый год, как она не подпускала к себе ни одного мужчину, не считая отца и брата. Одна мысль, что к ней прикасаются, вызывала тошноту. Теперь же ее тело требовало ласки, жаждало мужского внимания. За годы брака и «реабилитации» после него, Татьяна прилично одичала, и теперь понятия не имела, как себя вести с мужчиной, кроме как отшить. Девушка поднялась с постели и встала напротив зеркала. Впервые за эти годы она критически рассматривала свое отражение.

– Да уж, подзапустила я себя… – сморщив носик, недовольно пробормотала Таня, решив с сегодняшнего дня сесть на диету и привести себя в порядок.

– Привет мам! – Как можно бодрее ответила она. Мама позвонила напомнить, что на Пасху они как всегда собираются у бабушки всей семьей. Этот год не исключение. Пообещав непременно приехать, девушка положила трубку. Все они жили в разных городах. Мама с папой в Донецке, где собственно и выросла Таня, вместе со старшим братом. Брат Толик живет в Крыму. Там он служил в армии, влюбился в девушку, женился и стал папой, желания вернуться в шахтерские края у него не возникало. Бабуля с дедулей по маминой линии всю жизнь прожили в Берегово, на Западной Украине. Сама же Татьяна проживала в Киеве, где имела свою маленькую однокомнатную квартирку, подаренную родителями и бабулей с дедулей на свадьбу.

Девушка невольно вспомнила то время. Какой влюбленной дурочкой она была, изначально не заметив, за кого выскочила замуж, после месяца знакомства. Как красиво он говорил, столько всего обещал, но жить предпочел на готовом, особо не шевелясь ради благополучия семьи. Ой, да Бог с ним, отдернула себя девушка, чувствуя приступ тошноты. Прошлое в прошлом, а сейчас на вокзал за билетами и гостинцами для родни. Пасха – единственный праздник, когда ее семья в полном составе, бросая все, собиралась за одним столом, пусть всего на день, но были все. В этом году праздник выпал на 20 апреля и как по чудесному волшебству с 18 апреля у Тани начинался отпуск. Значит 17– го вечером она со спокойной душой рванет к своим старичкам, на неделю, нет, на две! В последнее время загруженная работой девушка не могла позволить роскоши с отдыхом. Так что, пару недель в большом доме, на свежем воздухе и вблизи термального бассейна, да еще и в компании любимых бабули с дедулей ей казались раем. А диета? У бабули на Западной этот номер не пройдет. Да черт с ней, с диетой, еще успеется. Ее взгляд снова вернулся к зеркалу.

– А вот привести себя в порядок необходимо, – подытожила она. После развода Татьяне припекло отрастить свои волосы, много лет девушка красилась в жгучую брюнетку. Черный цвет идеально сочетался с ее белоснежной кожей и голубыми глазами. Запрыгнув в джинсы, она помчалась за билетами.

Почти две недели у родных прошли сказочно. Родители, брат с женой и малышами остались у старичков на неделю. Прямо чудеса, радовалась Татьяна. Давно они не были вместе так долго, но все хорошее рано или поздно заканчивается.

– Привет одиночество, – устало вздохнула девушка, стягивая с себя одежду.

После ночи в поезде хотелось одного: вымыться. Стоя под теплым душем, Татьяна строила планы на завтра. Каждый год, первого мая, они с подругами и их парнями выбирались на природу. Шашлыки, печеная картошка. Нужно днем созвониться с девчонками, узнать, что покупать. Девчонки позвонили сами, точнее позвонила одна из них – Света.

– Привет дорогая! Как отдохнула? – Защебетала в трубку подруга.

– Отлично. Завтра все расскажу, – весело ответила Татьяна.

Читайте также:  Фото муравья солдата

– Ой, Танюш, по поводу завтра. В этом году наша вылазка отменяется. Мы с Юрой едем к моим родителям. и его родители приедут. Свататься.

– Ого. Решились, наконец? – Обрадовалась за Светку Таня.

– Решились. Алька с Серегой по горящей в Египет сегодня улетают. Так что прости. Не обижаешься?

– Нет, что ты. Я рада за вас, – честно ответила Таня. Еще немного поболтав, подруги распрощались. «Эх, знала бы раньше, осталась на праздники у бабули», – печально подумала девушка. Теперь ей предстоит одной провести праздничные выходные. Чувство одиночества обострилось.

– Кирюх, ну что ты теряешь? Учись отдыхать, – качаясь в кресле с чашкой кофе в руках, обратился к другу Андрей.

– Я умею отдыхать, – угрюмо отозвался тот.

– В борделе с толпой девочек? – Подколол Андрей.

– Раньше ты составлял мне компанию, если не забыл.

– Помню друг, но это было раньше. Отныне я принадлежу одной женщине.

– Да ну, и налево не тянет? – Не поверил Кирилл.

– Не-а. Когда встретишь ту единственную, все поймешь.

Кирилл фыркнул, взял свой кофе и откинулся на спинку кресла.

Единственную? Он? Это вряд ли. Он конечно же не отрицал возможность появления женщины в своей жизни, но сомневался, что сможет с кем-то жить. Кирилл по натуре был одиночкой, терпеть не мог шумных компаний и практически не доверял людям. Андрей был исключением, они вместе выросли в детдоме, учились, выживали, делили последний кусок хлеба. Даже когда выяснилось, что у Андрюхи есть весьма богатая бабушка, друг от него не отвернулся, заявив женщине, что без брата он никуда не уедет. Так у сироты из Кировограда появилась семья. Бабушка Вера забрала их в Киев. Будучи вдовой академика, жила она не бедно. Единственного внука искала долго, много раз старушку обманывали, но когда она увидела Андрея, который был копией отца, была согласна на все, лишь бы не потерять единственного родного человека. Парней она любила, помогала с учебой, работой и, когда ее не стало Андрей, молча продал квартиру в центре города, отдав шокированному Кириллу деньги на развитие собственного бизнеса. Он знал, что друг мечтает создать строительную компанию, и полностью доверился ему. Кирилл не подвел, имея твердый характер, он непреклонно шел к цели. Огромная строительная компания с множеством филиалов по стране. И вот, спустя 15 лет, они сидят в шикарном офисе своей компании, пьют кофе и обсуждают предстоящие праздники.

– Кирюх, хватит строить из себя крутого босса, тебя и так шарахаются как черта, – толи упрекнул, толи подколол Андрей.

– Бояться и отлично. Я им не за любовь ко мне плачу.

– Для этого есть проститутки, – съязвил друг.

Скачать книгу в формате:

Аннотация

«Приходишь домой, делаешь кофе, садишься, а вокруг тишина… и каждый из нас выбирает, что это: одиночество или свобода».

Из просторов интернета.

То, что вчера казалось свободой, сегодня стало одиночеством. Засыпать и просыпаться в пустой постели с каждым днем все невыносимее. Таня открыла глаза, ее взгляд устремился в потолок.

– Надоела свобода. Хочу любви. Мужчину хочу, доброго, заботливого, – прошептала она.

Пошел четвертый год, как она благополучно развелась, сбежав от мужа, которого кроме пива, телека и секса ничего не интересовало. Татьяна все тянула на себе. Работа, дом и ленивый муж, который все три года совместной жизни постоянно искал подходящую работу, не задержавшись на одном месте больше недели. Его или не ценили или недостойно оплачивали труд. Сперва девушка мирилась с подобным раскладом, доверяя любимому, позже поняла, что все это сказки для ее ушек от ленивого мужа. Семейная жизнь превратилась в сущий ад, она настолько возненавидел.

Отзывы

Популярные книги

  • 43840
  • 13
  • 6

Все думают, что она обычная студентка, дочь обеспеченных родителей, которая живёт в своё удовольстви.

Аромат невинности

  • 31914
  • 6

Более чем вероятно, что эта книга изменит вашу жизнь. Она поможет вам полностью пересмотреть свой .

Радикальное Прощение: Освободи пространство для чуда

  • 30921
  • 23
  • 6

Акина медленно открыла глаза и тут же стремительно сомкнула веки – в голове и так все кружилось, а.

Особый гномий первач

  • 32232
  • 3
  • 23

Эта книга про то, как создать успешный канал на Youtube. Зачем? Например, чтобы зарабатывать деньг.

YouTube: Путь к успеху

  • 70644
  • 4
  • 21

Annotation У Олега свое дело, он работает на износ и ждет от отпуска «чего-то особого». Случайно.

  • 77128
  • 6
  • 1

«Кради как художник» — это известный бестселлер молодого писателя и художника Остина Клеона, в котор.

Кради как художник

Здравствуй, дорогой незнакомец. Книга "Мой ласковый и нежный зверь" Соколова Злата не оставит тебя равнодушным, не вызовет желания заглянуть в эпилог. Удивительно, что автор не делает никаких выводов, он радуется и огорчается, веселится и грустит, загорается и остывает вместе со своими героями. Актуальность проблематики, взятой за основу, можно отнести к разряду вечных, ведь пока есть люди их взаимоотношения всегда будут сложными и многообразными. Место событий настолько детально и красочно описано, что у читающего невольно возникает эффект присутствия. Одну из важнейших ролей в описании окружающего мира играет цвет, он ощутимо изменяется во время смены сюжетов. Несмотря на изумительную и своеобразную композицию, развязка потрясающе проста и гениальна, с проблесками исключительной поэтической силы. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. На первый взгляд сочетание любви и дружбы кажется обыденным и приевшимся, но впоследствии приходишь к выводу очевидности выбранной проблематики. Легкий и утонченный юмор подается в умеренных дозах, позволяя немного передохнуть и расслабиться от основного потока информации. Интрига настолько запутанна, что несмотря на встречающиеся подсказки невероятно сложно угадать дорогу, по которой пойдет сюжет. Всем словам и всем вещам вернулся их изначальный смысл и ценности, вознося читателя на вершину радости и блаженства. "Мой ласковый и нежный зверь" Соколова Злата читать бесплатно онлайн можно неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

Читайте также:  Как отстирать пятна от плесени на одежде

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 1

Новинки

  • 6

Серию «Богатыри» издательство «Московский рабочий» посвящает Героям Советского Союза — москвичам. .

Танки идут на мины

Серию «Богатыри» издательство «Московский рабочий» посвящает Героям Советского Союза — москвичам. .

  • 86

Жизнь высокородной дамы легка и беззаботна. Комфорт, слуги, наряды и вкусная еда будут сопровождат.

Верь мне

Жизнь высокородной дамы легка и беззаботна. Комфорт, слуги, наряды и вкусная еда будут сопровождат.

  • 4

В ту ночь он шагал по улице, как вдруг неожиданно услышал голос: «Позвольте прикурить!» Стандартн.

Таинственные превращения

В ту ночь он шагал по улице, как вдруг неожиданно услышал голос: «Позвольте прикурить!» Стандартн.

Новинки и продолжение на сайте библиотеки

– Будешь учиться взаимодействовать с нормалами, – шеф был краток. – Вот документы и ключи от квартиры. Пошел.

Ян открыл рот, протестовать, но снова захлопнул его: глаза шефа недвусмысленно полыхнули фиолетовым огнем. Пришлось сгрести все в кучу и отправляться. По пути изучить документы. Ему хотя б оставили его имя, что радовало. А еще устроили на работу художником-оформителем, видимо, шеф совсем разозлился. На руках у Яна был паспорт, договор на съемную квартиру, трудовая книжка и договор найма. Чудесный комплект. Он прочел адрес, написанный в договоре, решив сначала направить стопы в свое теперешнее убежище.

– Что? Серое кольцо? – Яна крепко передернуло.

Однако особого выбора не было. Интересно, на что надо было шефу наступить? Создавалось впечатление, что он не просто наступил, а сплясал чечетку на всех его щупальцах.

Кошки. Много кошек. Сотни их окружали Яна. Не мяукали, не шипели и даже не щерили клыки. Просто стояли и сидели вокруг. И смотрели. Нет – СМОТРЕЛИ!

– Ну и что вам надо? – Ян ощерился.

Кошки с мявом кинулись прочь во весь дух. На него напустилась какая-то старуха, и от ее дурных воплей: “Ах ты ж, бесь окаянный!” – Ян рванул в другую сторону. Подальше. И как раз в сторону подъезда, где ему предстояло жить. Высоченная “свеча” в двадцать пять этажей была недавно отстроенной, еще даже шторы не на всех окнах висели. Квартиры там оценивались в семизначные суммы, а стоимость аренды – в пятизначные. В неделю, не в месяц. О том, где ему взять такие деньги, Ян предпочитал подумать после осмотра будущей жилплощади. Если, конечно, будущей.

Внутри было светло, красиво, консьерж, здоровенный мордатый дуб, зыркнул, припечатывая взглядом.

Голос был ангельский. В смысле, на поле боя гаркать на воинство вполне б подошел.

– Д-домой, – пролепетал Ян и сразу же на себя разозлился. А еще больше – на этого долбанутого молнией нормала: да кто он такой, чтоб его, Януса Эйма, пугать?

– Квартира какая? – “ангел” не подобрел ни на йоту.

Ян сверился с договором:

– Шестнадцатый этаж, лифт налево.

– Бла… – Ян осекся, вспоминая стандартный нормальский ответ. – Спасибо.

Благословение Богини на него еще переводить! Жирно будет. Интерес к нему потеряли, переключились на доведение почтальона до энуреза. Ян прошествовал к лифту, на пару мгновений завис: тот был хромированно-зеркальным чудовищем, даже пол был зеркальный.

– Ну уж нет, ни за какие коврижки, – Ян развернулся к лестнице.

– Лифт работает, – громыхнуло за спиной.

– Я боюсь лифтов, – он огрызнулся и припустил по лестнице так, что не удивился бы, если б по прибытию на нужный этаж от подметок на ботинках шел бы дымок.

Дом молчал, из квартир тут явно была заселена от силы десятая часть, даже те двери, на которых уже были и глазки и резные узоры или просто цельнолитые по виду створки, вели в нежилые помещения: девственно чистые коврики, тишина, неработающие камеры. Все вместе производило гнетущее впечатление. Хотя он и не чуял ничего плохого, или просто темного. А вот из соседней квартиры на шестнадцатом этаже, шестьдесят пятой, несло жилым духом и запахом присутствия человека. Нормала, – поправил сам себя Ян. Однако за дверями было тихо, соседа явно дома не было или он был тихим, как мышь под плинтусом. И к лучшему, решил Ян. Остальные квартиры на этаже явно пустовали.

Читайте также:  Омез для животных

Выделенная ему квартира была огромной, три комнаты, по которым можно было ездить на роликах и сдавать мировые чемпионаты. Мебели не было, только в углу сиротливо ютился спальный мешок. Ян фыркнул: чего-то такого он и ожидал. Интересно, зачем ему аж три комнаты, да еще в этой дорогущей “свечке”? Ведь можно было снять что-то поскромнее и подешевле! И не в сером кольце. Бр-р-р-р!

На кухне нашлись кастрюли. И по пакету гречки и макарон. Он тоскливо вздохнул: лучше бы там нашлись хотя бы сосиски. А еще лучше – кусок сырого мяса. Макаронами наесться было нереально. Даже если он сварит их все и сожрет в один присест. Но ничего больше не было. А еще у него не было денег. И разрешения на охоту. Вот же… подгадил ему шеф основательно. Основательнее некуда.

В дверь громыхнули кулаком. Ян аж подпрыгнул: ничего себе! А звонок в двери – для слабаков?! Заглянул в глазок, не торопясь открывать. Так и есть, тот самый дуб. И чего ему надо? Ян колебался. С одной стороны, нужно все же налаживать общение с нормалами. А с другой… с другой было просто неуютно. Такой как стукнет, даже ему не поздоровится, если увернуться не успеет.

Стук повторился. Верней, грохот: в пустой квартире резонировал каждый звук. Ян осторожно щелкнул замком и, на всякий случай, отступил от двери подальше.

На Андрея смотрели круглые, испуганные глаза парнишки. Как совенок, ей-богу, подумалось мужчине. Тощий, костистый, лохматый, будто студент. А, может, в самом деле студент?

– Я тут подумал, ты пока не обжился, вот, принес пожрать.

Испуг в глазах сменился столь же сильным голодом. Парнишка невольно облизнулся, и Андрею захотелось протереть глаза: показалось, что у того язык – как у ящерицы, тонкий, узкий и раздвоенный на кончике. Чего только не привидится после суточной смены?

– Держи, – Андрей вручил ему кастрюльку. – Питайся.

– А вы? – пискнул парнишка.

– По-твоему, я дома не пожру?

Тот пожал плечами, неопределенно мотнул растрепанной, какой-то серо-мышиной гривой.

– Ну все, я пошел отсыпаться. Если что, я в шестьдесят пятой живу. Часа через четыре можешь будить. Через восемь – будить смело. Через десять – нагло.

Андрей кивнул, развернулся в проеме, зацепив и едва не своротив косяк. Вот же, понаделали дверей, честному человеку и пройти нельзя! Мальчишка ему понравился, смешной.

Человек ему не понравился. Странный какой-то. Принес еду – Ян принюхался и едва не захлебнулся слюной: мясо! Вкус-с-сное, с поджаристой корочкой, с-с-сочное! Мяс-с-ско! Все остальные мысли о странности соседа и практически полученном разрешении войти в его дом (а как иначе будить-то?), канули в небытие. Еда была горячей, стоило снять крышку, повалил пар. Ян поставил ее на пол в первой же комнате и принялся отплясывать какой-то первобытный танец вокруг кастрюли, в нетерпении ожидая, пока она остынет. И сам не заметил, как постепенно, медленно менялась его ипостась. Но к моменту, когда мясо остыло, вокруг кастрюльки наворачивал круги уже не человек, а странная, словно созданная из одних только округлых линий и текучих силуэтов, чешуйчатая тварь.

Мясо остывало быстро, вскоре его уже можно было есть, не обжигаясь. Длинная, узкая морда выхватывала кусок за куском, задиралась повыше, и мясо проглатывалось быстрее, чем человек мог бы сказать “ой”. Было вкусно, очень. Человек умел портить мясо так, что его даже можно было есть. Ян наелся, вылизал кастрюлю, от избытка чувств едва не откусив ее край. На металле остались вмятины от клыков. Ящер подумал, что нужно будет потом их как-то убрать, но сытость значила сон, и он добрался до спальника, потоптался по нему, как устраивающий лежку кот, и уснул, едва свернувшись в клубок.

Выспался он отлично – никаких звуков, никаких соседей, пустой тихий дом. Даже снизу звуков не неслось – дом был малонаселенный, да и этажность свое дело тоже делала. Проснулся, правда, от того, что замерз: во сне вернулась человечья ипостась, а без чешуи спать на тонком спальнике, не укрывшись, оказалось прохладно и жестко. Это ящеру было удобно. За окном начался дождь, капли били по стеклу, стекали вниз, образуя узор.

– Художник-оформитель, говорите? – Ян задумчиво рассматривал постоянно меняющийся рисунок на стеклопакете, чувствуя неясный зуд в кончиках пальцев. Он иногда рисовал, конечно. Но чтоб зарабатывать этим на жизнь? У него была другая профессия, далеко не такая мирная. К счастью, на работу нужно было еще только завтра, шеф дал день освоиться.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector