Цыгане и кони

Цыгане и кони

История произошла в небольшом, тихом и благополучном городке
России.

Жили там два старичка-цыгана, такие приличные, рабочая интеллигенция
(ушли на пенсию с местной фабрики), в меру выпивающие.
Вот раз на выходные сели они в меру выпить и. и выпили.
Взыграла в одном из них национальная гордость. Спрашивает он другого:
— Цыган ли ты, друг Колька?
— Я, — говорит убелённый сединами Колька, — без сомнения цыган, и ты
меня даже такими вопросами несколько обижаешь.
— А я, — спрашивает первый старичок, — я-то цыган?
— Да зацыганистый цыган, какие вообще тут разговоры!
— Значит надо нам с тобой, друг Колька, сделать что-нибудь цыганское.

А что может быть очень цыганское?
Решили лошадь увести.
Сели на электричку.
Доехали до какого-то колхоза возле города.
И там, на глазах изумлённого пастушка, взяли двух пасущихся лошадей, влезли на них и поскакали в меру своих стариковских сил.
Рысью.
Поскакали в лесопарк на окраине города, чтобы встать там табором и отпраздновать.

Пастушок, придя в себя, вызывает полицию и говорит: так и так, два
старичка южной наружности стибрили лошадей.
Полиция по свежим, буквально, следам, как-то: конские яблоки и показания свидетелей, что тут проехали два старичка верхом (не слишком обычная деталь городского пейзажа, которую, естественно, никто мимо глаз не пропустил), находят стариков-разбойников. Принимают их, начинают оформлять протоколы.
Прибегают жёны, поднимают крик, бьют себя в грудь: передовики
производства на пенсии, первый раз, выпимши, все рекомендации хорошие, хотите, на фабрику позвоните, хотите, соседей спросите. короче, колхоз заяву забирает, полиция делает наставление и отпускает стариков.

Проходит пару недель.
Опять старички сидят, в меру выпивают.
Жён рядом нет.
Один старичок спрашивает другого, мол: цыган ли ты, друг Колька.
Колька, конечно, цыган и может побожиться в том.
Ну и первый старичок цыган не хуже Кольки.
Давай, говорит, сделаем что-нибудь цыганское.
Ну, вы поняли, да?!
Они садятся на трамвай, едут на окраину города и уводят двух лошадей с
детско-юношеской конно-спортивной базы.
На глазах нескольких изумлённых наездниц детско-юношеского возраста. И едут, довольные, вставать табором в единственный лесопарк города, ага.
Праздновать.

Инструктор конно-спортивной базы, крайне возмущённая девушка, звонит в полицию.
Те, методом опроса прохожих и погляда на мостовую выслеживают
старичков и доставляют их с шампурами в руках в отделение.
Протокол.
Прибегают жёны.
Бьют себя пяткой в грудь, рвут волосы, трясут производственными грамотами.
Впечатлённая и разжалобленная девушка забирает заявление и лошадей, полицейские делают внушение бабушкам следить за своими дедушками и всех отпускают.

Проходит несколько недель…

Вам уже так же хорошо, как мне?

Проходит несколько недель.
Бабушки в какой-то момент отвлекаются от дедушек, и те садятся спокойно, без бап-с, в меру выпить.
После очередной рюмочки один старичок наклоняется к другому и строго
спрашивает:
— А цыган ли ты, друг Колька.

…Короче, после того, как они свели лошадей у конной полиции, говорят,
жёны их зашили.

http://gipsylilya.livejournal.com/900407.html
[В сокращении]
Лошади были традиционно значимы в быте и культуре большинства европейских цыган. В отличие от них, у британских цыган долгое время лошадь в быту была огромной редкостью – своё имущество они передвигали в тележках. А азиатские и "арабские" цыгане предпочитают осликов. Итак, поговорим о хорошо знакомых нам рома.

Значительная часть рома вела кочевой образ жизни, но восточноевропейские и российские предпочитали жить с комфортом, и поэтому имущество их плохо умещалось на тачке, требовалась телега. Кстати, именно на основе телеги ставился шатёр у руска рома и некоторых других цыган. Т. е. для нормального цыганского быта были просто необходимы конь и телега.

Среди русских цыган непременным атрибутом взрослого мужчины считался кнут – аналогично ножу на Кавказе (кнут был не только знаком лошадника, но и оружием). В кнутовище был залит какой-нибудь тяжёлый металл, и в драке оно использовалась как банальная дубинка.

Кнуты делали сами цыгане. Своей первый кнут мальчик делал уже в раннем подростковом возрасте, готовясь перейти в разряд юношей (которым можно жениться и необходимо заниматься мужской работой), ведь юношу от мальчика отличают именно кнут и сапоги! Кони – мужская забота, а сапоги носятся:
а) чтобы предохранять голень от потертостей при частой езде на лошади (особенно если со стременами);
б) чтобы оказывать большее управляющее воздействие на лошадь – каблук.

Если для крестьян продажа цыганом лошади связана с обманом, надувательством (порой в самом прямом смысле слова, через соломинку), то дворяне искали красивых горячих коней именно у цыган. И главными поставщиками коней для армии были тоже они. Никакого противоречия нет. Просто по тогдашним понятиям о качестве товара должен был заботиться покупатель, а не продавец. Так и получалось, что для заядлых лошадников "цыганский конь" был символом лошадиного качества, а для менее искушённых – паршивой лошадёнки.

Читайте также:  Будка мягкая для собаки своими руками

Но зарабатывали цыгане лошадьми не только путём продажи и обмена. Зимой руска рома становились на постой в деревню. В качестве основной валюты тут шли конский навоз и вспашка крестьянской земли по весне.

Неудивительно, что наличие своего коня стало обязательным условием для того, чтобы парень мог жениться. Обычно коня парень заводил, просто заработав на него в ходе работы с семьёй либо получив в подарок от старшего родственника.

¬1) Но если по каким-то причинам это было невозможно, парни решались на увод. Уводился, как правило, барский конь; мальчишка поленивей или не рассчитывавший на богатую невесту мог увести и крестьянского, но это было гораздо опасней, поскольку у крестьян был обычай забивать конокрада насмерть. Таким образом парень добывал себе право жениться.

2) Увод лошадей был также способом показать молодеческую удаль, в основном среди подростков и молодых мужчин. Как ни странно, обычай уводить лошадь из озорства прошёл сквозь советское время и сохранился посейчас.

4) Или – из любви к самим лошадям. Например, цыган мог увидеть коня у какого-нибудь барина, по-хорошему приобрести не получается – и конь менял хозяина.

5) Наконец, существовали профессиональные конокрады, чаще встречались в Сибири – возможно, в Сибири многие цыгане были потомками арестованных за конокрадство. Впрочем, среди цыган-сибиряков были вполне нормальные конезаводчики, вроде небезызвестной семьи Бузылёвых.

Особенностью как профессиональных конокрадов, так и случайных уводчиков коней было то, что цыгане не имели обычая сводить сразу табун лошадей, воруя их по 1-2 штуки.

Из-за того, что вся цыганская жизнь зависела от коня (или коней) семейства, то лошади и всё, что с ними было связано, были в цыганских глазах сакральны. Даже самих себя цыгане ассоциировали с конями, и назвать мужчину конём, а женщину – кобылой в цыганской культуре всегда было не только не оскорбительно, но даже наоборот – считалось хорошим, поэтическим сравнением.

В наше время место коня в жизни и цыганском сознании заняли автомобили. Во многих семьях жизнь до сих пор зависит от коня, уже железного. Это не только семьи "бомбил" и грузоперевозчиков, но также – что особенно заметно на Балканах – семьи, занимающиеся сбором и сдачей металлолома и бумаги и частенько живущие на свалке (экс-Югославия, Чехия, Словакия). Их "железный конь" не только перевозит материалы; автомобильный аккумулятор также используется как источник электроэнергии в самодельных лачугах, при помощи которых работают телевизор, лампочки, электроплитки и даже иногда маленькие стиральные машинки. Таким образом, их "конь" до сих пор является центром быта.

Однако и настоящих коней не забывают. У иных цыган одно время было модно дарить девочкам на счастье кулончики в виде золотых подковок, и до сих пор многие городские цыгане коллекционируют фигурки лошадок или их изображения.

Под волчьим солнышком

Цыгане! Магия! Мировое господство!

Лошади-кони традиционно были очень значимы в цыганском быте и (по этой причине) в культуре.

Лошади были традиционно значимы в быте и культуре большинства европейских цыган.

А не глядите так удивлённо. Вы знаете, что у британских цыган долгое время лошадь в быту была огромной редкостью? В отличие от трэвеллаз, своё имущество они передвигали в тележках. А азиатские и "арабские" цыгане традиционно предпочитают осликов (без пошлых ассоциаций, пожалуйста).

Итак, кони были традиционно значимы в быте и культуре большинства европейских цыган, в том числе у хорошо знакомых вам (и мне) рома, о которых и пойдёт речь в этом рассказе.

Прежде всего, это было, конечно, связано с тем, что значительная, если не большая, часть цыган-рома вела кочевой образ жизни. В отличие от британских цыган, восточноевропейские и российские предпочитали жить с комфортом, и поэтому имущество их плохо умещалось на тачке, требовалась телега, а телегу на своём горбу не протащишь. Кстати, именно на основе телеги ставился шатёр у руска рома и некоторых других цыган. То есть, для нормального цыганского быта были просто необходимы лошадь (конь) и телега, и они считались центром всего этого быта. Именно поэтому в цыганскую культуру то и другое вошло как символ семейной жизни. Однако, нахождение лошади и в цыганском быте, и в цыганской культуре этим не ограничивалось.

Прежде, чем углубиться в тему, давайте вы, дорогие читатели, вспомните, что знаете о связи между цыганами и лошадьми?

1) На лошадях цыгане кочевали.
2) Русские цыгане жили за счёт торговли и обмена лошадьми.
3) Цыгане воруют коней.

Это, в общем, и всё, что известно среднему русскому человеку. И отсюда мы будем плясать, как от печки 🙂

Про тему кочевья я написала выше, а как в цыганском быте и цыганской культуре выглядели остальные два пункта?

Итак, русские цыгане (так же, как ловари в Венгрии) жили по большей части за счёт торговли и обмена лошадьми. В связи с этой деятльностью, непременным атрибутом взрослого мужчины считался кнут – по своей социальной значимости (как атрибута), кнут можно сравнить с ножом на Кавказе. По своей практической значимости – тоже 🙂 Поскольку кнут был не только знаком лошадника и взрослого мужчины, но и оружием. Причём им можно было не только ловко щёлкать, но и бить кнутовищем, как дубинкой (на конец кнутовища традиционно было деревянное утолщение, кроме того, на случай серьёзной драки в само кнутовище бывал залит свинец; использовать в драке между цыганами "залитые" кнутовища запрещалось, только для защиты жизни от нападения извне).

Читайте также:  Знаменитые кошки фото

В принципе, кнуты были важны и не лошадникам, поскольку кони были важной частью жизни многих кочевых цыган.

Кнуты делали сами цыгане, покупные не котировались. Свой первый кнут мальчик делал уже в раннем подростковом возрасте, готовясь перейти в разряд юношей (которым, в отличие от мальчиков, можно жениться и которым необходимо заниматься мужской работой), ведь юношу от мальчика отличают именно кнут и сапоги! Сам хлыст плёлся из кожаных ремешков, а кнутовище украшалось замысловатой геометрической резьбой.

Делали кнуты не только подростки, но и мужчины. Хороший кнут считался ценным подарком. Помимо красоты, в нём ещё ценилась удачливость. Считалось, что хороший барышник "заражает" удачливостью свой кнут, а кнут, в свою очередь, может "заразить" удачливостью другого барышника. Из этих соображений кнуты иногда выторговывали при мене, и часто – оставляли в наследство, и наследству такому радовались так же, как, например, горшку золотых монет, а почёту в нём видели гораздо больше.

Сапоги как атрибут юноши и мужчины, опять же, были значительно связаны с тем, что кони – мужская забота. Потому как у коней копыта, копыта твёрдые, кони тяжёлые, на босую ножку лошадка наступит – пиздец босой ножке, а сапоги некоторым образом от инвалидности предохраняют. Таким образом, лошади напрямую повлияли на мужской цыганский костюм.

UPD: поправка от loybukanah , как человека более искушённого:
"В этом случае их сапоги напоминали бы ботинки рудокопа из самой жесткой кожи.
даже если лошадь наступит на ногу, обутую в сапог – мало не покажется. Поэтому любой опытный конник просто не даст лошади наступать себе на ногу.
А сапоги носятся: а) чтобы предохранять голень от потертостей при частой езде на лошади (особенно, если со стременами). В том числе – предохранять штаны от протирания в этих местах – это сейчас штаны синтетические и всегда можно купить новые.
б) чтобы оказывать большее управляющее воздействие на лошадь – каблук."

Если вспомним русский фольклор, то обнаружим, что продажа цыгана лошади связана с обманом, надувательством (порой в самом прямом смысле слова, через соломинку). При этом, если мы посмотрим на литературу XIX века и на исторические факты, мы обнаружим, что цыгане были поставщиками лошадей для армии и что у них дворяне искали красивых горячих коней. Нет, в этом нет никакого противоречия.

Дело в том, что цыгане торговали как отменными, первостатейными конями, так и замаскированными задохликами. Концепции "специально продавать самое говнище" у цыган никакой не было, просто, как всякий российский купец, каждый товар, который был, он хотел продать с выгодой. А о выгоде покупателя, как тогда полагала купеческая общественность, должен заботиться сам покупатель. Вот и получалось, что для одних (заядлых лошадников) "цыганский конь" был символом лошадиного качества, а для других (менее искушённых) он же становился время от времени символом надувательства и паршивой лошадёнки.

Но зарабатывали цыгане лошадьми не только путём продажи и обмена. Как я уже писала, зимой руска рома становились на постой в деревню. В качестве основной валюты тут шли конский навоз и вспашка крестьянской земли по весне. Т.е. не только летом, но и зимой от лошади зависело наличие домашнего уюта у цыганской семьи.

Неудивительно, что наличие своего коня стало обязательным условием для того, чтобы парень мог жениться. Нет коня – нет дома, нет семьи.

Это жёсткое условие было одной из причин такого явления, как увод лошадей. Конечно, обычно коня парень заводил, просто заработав на него в ходе работы с семьёй, либо даже получив в подарок от старшего родственника (отца, крёстного, деда). Но семья могла быть и бедной, или парень мог быть сиротой, или вовсе старшее поколение могло артачиться, говоря, что молод он жениться (поскольку женитьба сына, особенно не-младшего, значило скорое его отделение, а значит, уход из семьи рабочих рук). В этом случае парни решались на увод. Уводился, как правило, барский конь, причём старались его найти подальше от нынешней стоянки табора; мальчишка поленивей или не рассчитывавший на богатую невесту мог увести и крестьянского, но это было, надо сказать, гораздо опасней, поскольку у крестьян был обычай забивать конокрада насмерть, невзирая на возраст. Таким образом, парень и добывал себе право жениться, и затыкал рот старшим родственникам, поскольку после такого громкого поступка говорить, что он недостаточно взрослый, уже не было никакой возможности.

Читайте также:  Понос и недержание кала у кота

Цыганский парень уводит коня. Иллюстрация Н.Бессонова к рассказу Г.Цветкова "Цыганская любовь"

Однако, любовь к девушке была не единственной причиной конокрадства в цыганской среде.

Увод лошадей был также способом показать молодеческую удаль, в основном, среди подростков и молодых мужчин. Сначала это, по-видимости, одобрялось цыганами, но со временем стало восприниматься взрослыми, как хулиганство, представляющее опасность для табора. Как ни странно, обычай уводить лошадь из озорства прошёл сквозь советское время и сохранился посейчас. Широко известна байка про двух весьма немолодых городских (!) цыган, которые, после пары рюмочек друг с другом, резко вспоминали о том, что они цыгане, и шли искать себе подвигов. Так, они умудрились упереть по разу коняшек не только из близлежащего колхоза и с конноспортивной базы, но даже у местной конной милиции. Стариков-разбойников каждый раз ловили вечером того же дня. в одной и той же рощице, где они за шашлычком обмывали свой подвиг 🙂 Входя в ситуацию, пострадавшие забирали и лошадей, и заявления, а для милиции старички были чем-то вроде ходячего анекдота.

Увод лошадей встречался также и из любви к самим лошадям. Например, цыган мог увидеть коня у какого-нибудь барина, тот отказывался продать-поменять, или же цыгану было не на что произвести куплю-обмен, а сердце уже горело, ибо цыгане – народ влюбчивый, вот и получалось, что в одну прекрасную во всех отношениях ночь барский конь покидал своё стойло. Большинство цыганских песен, посвящённых конокрадству (хотя это и не самый популярный жанр, но всё же), обычно описывают такой случай.

Наконец, существовали профессиональные конокрады, одиночки либо семейные, потомственные. Русские цыгане, рассказывая о них, отмечают, что такие чаще встречались в Сибири, чем в европейской части России. Возможно, причина в том, что в Сибири многие цыгане были потомками арестованных за конокрадство цыган – не знаю. Впрочем, в любом случае не стоит наговаривать разом на всех цыган-сибиряков, были среди них вполне нормальные конезаводчики, вроде небезызвестной семьи Бузылёвых.

Особенностью как профессиональных конокрадов, так и случайных уводчиков коней было то, что цыгане не имели обычая сводить сразу табун лошадей, воруя их по одной-две штуки. Причина ли в каких-то особых "понятиях" или просто в специфике кочевой жизни, теперь уже непонятно.

Однако, раскрытыми выше темами роль лошадей в цыганской традиционной культуре не ограничивается.

Из-за того, что вся цыганская жизнь зависела от коня (или коней) семейства, то лошади и всё, что с ними было связано, были в цыганских глазах сакральны.

Так, в одной цыганской сказке цыгане видят истинный облик чёрта, глядя на него сквозь хомут. Обычай призывать подковой удачу на жилище происходит, скорее всего, именно от цыган; во всяком случае, он у цыган был распространён и встречается порой и сейчас. Многие цыгане традиционно считали и считают табу есть конское мясо. Конь в сказке, песнях выступает прямо как волшебный помощник: предупреждает о беде, уносит от беды, спасает, защищает. Даже самих себя цыгане ассоциировали с конями, и назвать мужчину конём, а женщину – кобылой в цыганской культуре всегда было не только не оскорбительно, но даже наоборот – считалось хорошим, поэтическим сравнением. Если вы отмотаете назад по метке цыгане, вы увидите ряд пословиц, где "цыгане" называются "конями", а цыганки – "кобылами".

В наше время место коня в жизни и цыганском сознании заняли автомобили. Каждый парень стремится обзавестись автомобилем в знак своей "самостоятельности", как прежде стремился обзавестись конём. Во многих семьях жизнь до сих пор зависит от коня, уже железного. Это не только семьи "бомбил" и грузоперевозчиков, но также – что особенно заметно на Балканах – семьи, занимающиеся сбором и сдачей металлолома и бумаги и частенько живущие на свалке (экс-Югославия, Чехия, Словакия). Их "железный конь" не только перевозит материалы; автомобильный аккумулятор также используется как источник электроэнергии в самодельных лачугах, при помощи которых работают телевизор, лампочки, электроплитки и даже иногда маленькие стиральные машинки. Таким образом, их "конь" до сих пор является центром быта.

Однако и настоящих коней не забывают. У иных цыган одно время было модно дарить девочкам на счастье кулончики в виде золотых подковок, и до сих пор многие городские цыгане, в жизни видевшие живую лошадь может, раз, может два, любят признаться в любви к коням, а некоторые воплощают эту любовь, коллекционируя фигурки лошадок или их изображения.

Считаю монеты на ладони:
О О О O О О O О O О О О O O O O O O O O О О O О О О О O O O O O

UPD: в комментах, процитировав первую строку, мне попеняли, что не рассказываю страшную правду – что цыгане крали коней 😀

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector